Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:14 

Бой при Ренти

Лорд Гуан
Non sufficit orbis
Информация к размышлению по мотивам одной очень старой дискуссии, начало которой положила эта цитата:


Император Карл V не отставал от своих французских соперников в деле усовершенствования полевых пушек. Он ввел лафетные передки, превратив, таким образом, двухколесное орудие, на время его передвижения, в четырехколесную тележку, могущую двигаться более быстрым аллюром и преодолевать неровности почвы. Таким образом, в сражении при Реми в 1554 г. эти легкие пушки могли двигаться галопом.

(с) Ф. Энгельс


Очевидно, что классик в данном случае неправ - галопом легкие пушки начнут двигаться значительно позже. Однако мне стало интересно: а все же что такого примечательного произошло в 1554 году возле замка Ренти в Артуа? Оказывается, на этот счет существует несколько различных версий. Разобраться в них пытается майор Хайнрих фон Брандт, автор книжки "История военного искусства", изданной в 1835 году в Берлине Обществом прусских офицеров.

Вот отрывок из этой книжки в моем собственном переводе (будет публиковаться с продолжением, потому что много букв).


------------------------------------------------


Бой при Ренти (13 авг. 1553) [1] в отношении тактики представляет собой скорее шаг назад, нежели продвижение вперед. Король Генрих Второй после длительных и довольно бесцельных маневров со значительной армией с некоторого времени осаждал Ренти, чтобы разрушить этот замок, доставлявший немалые неприятности в окрестностях Булони. В его армии служили наиболее прославленные офицеры того времени: Монморанси, Гиз, Омаль, Таванн и другие. Карл Пятый прибыл для снятия осады с армией примерно такой же численности, в которой находились герцог Савойский, Фердинанд Гонзага и многие другие прославленные воины. 12 августа он сблизился с французской армией на расстояние примерно в одну французскую милю и встал лагерем возле Ла Марк, полный решимости как можно скорее привести дело к развязке. Обе армии разделял лишь лес, лежавший на склоне горы и занятый французами. Как мы можем узнать из мемуаров Гийома де Сольс сьера Таванна, там располагался г-н де Гиз с 300 французскими аркебузирами и некоторым количеством латной пехоты. В полдень он заметил приближающийся отряд испанцев. Они, однако, были принуждены к отступлению. В полдень следующего дня, после того, как рассеялся густой туман, долгое время стоявший над позициями, Гиз снова подвергся атаке трех отрядов испанских аркебузир, поддержанных пикинерами и тремя большими отрядами кавалерии. Два отряда испанцев атаковали лес с фланга, а третий - во фронт. Этот последний отряд поддерживали упомянутые войска: один отряд испанцев, два отряда немецких рейтаров (Pistolier), два батальона ландскнехтов и около 7-8 орудий. Как только во французском лагере получили это сообщение об этом, вся армия была поднята по тревоге, однако без ослабления французских сторожевых постов. Но поскольку герцог Гиз не получил подкрепления достаточно своевременно, он отступил к подножью склона, на котором под прикрытием леса располагалась армия. Имперцы в это время захватили лес, однако вскоре их атаковали прибывшие на помощь кавалерия г-на Гиза, г-на Таванна и полк шевольжеров де Немур. За ними тут же последовали сильная колонна французской пехоты и 4 полка французских жандармов, занявшие саму высоту, в то время как корпус швейцарцев и ландскнехтов, а также легкая кавалерия г-на Омаль выдвинулись на его склоны слева, а корпус шотландцев - справа на окраину леса. Вероятно, немцы совершенно не заметили, как их обошли с фланга. Основные силы французской армии под командованием короля ... поддержали этот маневр и спустились на равнину. Гиз лично предпринял первую атаку с шевольжерами г-на де Немур, в то время как собственные эскадроны Таванн и Гиза играли роль резерва. Однако немцы под командованием графов Гюнтера фон Шварцбург и фон Нассау встретили атаку настолько храбро, что французы были вскоре отброшены. Однако, по-видимому, оба командира при этом ослабили бдительность, после чего Таванн увидел благоприятную возможность для атаки. Как сообщают мемуары Гийома де Сольс, он их атаковал, опрокинул, одновременно расстроил ряды пеших стрелков, немало докучавших французам, и также обратил их в бегство. Также и г-н де Гиз, которого сопровождали принц Феррара и другие высшие офицеры, обеспечил исход этого боя, бросил свой эскадрон против немецкой кавалерии и пехоты, еще оказывающих сопротивление, и в беспорядке их отбросил. Испанские кавалеристы вместе с теми из испанских аркебузир, которые искали спасения в их рядах, попытались противостоять победоносному неприятелю, однако атака герцога де Невер заставила их отступить. Вместе с ними немецкие рейтары обратились в бегство, оставив французам поле боя и 8 орудий. Карл, видя неблагоприятный исход этого боя, предпочел прервать сражение, нежели продолжать его при столь невыгодных обстоятельствах. Король Генрих, со своей стороны, нашел столь же нежелательной попытку атаковать сильные позиции Карла возле Ла Марк и удовлетворился тем, что наградил своих офицеров, в особенности Таванна, и вскоре после этого, опустошив местность на расстоянии до 3 миль от Брюсселя, прекратил осаду.


[1] По всей видимости, это опечатка в исходном тексте. Известные мне другие источники сходятся на том, что бой имел место в 1554 году. (- Л. Г.)





(* Продолжение следует ... *)

URL
Комментарии
2013-07-29 в 11:42 

Jenious
Нет свободы для врагов свободы!
Интересно, как выглядела карта местности. А то я не совсем понял, где там был лес :)

2013-07-29 в 12:11 

Оберефрейтор
Our pride it is to know no spur of pride (с)
"Очевидно, что классик в данном случае неправ - галопом легкие пушки начнут двигаться значительно позже."

Я сильно сомневаюсь, что даже во времена Энгельса они это делали...

2013-08-05 в 01:16 

Лорд Гуан
Non sufficit orbis
Jenious Интересно, как выглядела карта местности.

Карта мне пока не встречалась. Если где увижу - непременно опубликую.


Оберефрейтор Я сильно сомневаюсь, что даже во времена Энгельса они это делали

Это да. Даже если сделать поправку на то, что галопом двигались все же не сами пушки, а запряженные в них лошади.


Впрочем, продолжаем ...


--------------------------------------------------------

Так сообщает в своих мемуарах Гийом де Сольс сьер Таванн, и притом на основании письма об этих событиях, которое очевидец тогда написал герцогу Феррара, и которое мы можем рассматривать как основной источник данной реляции. Однако если мы посмотрим, что нам об этом рассказывают немецкие участники или репортеры, то дело станет выглядеть совершенно иным образом.

В книге "Жизнь и деяния г-на Гюнтера графа фон Шварцбург, прозванного Воинственным" начало боя описано точно так же, как у Таванна. Он, однако, ведет речь лишь о своем главном отряде, полке фон Нассау и некотором количестве испанской кавалерии и пехоты, с которыми он начал атаку. Вышеупомянутый лес был потерян немцами в первой атаке. Однако, чтобы не давать французам преимущество, он "контратаковал всеми силами числом в несколько тысяч и снова захватил лес, в боях за который погибли некоторые храбрецы". Однако после повторных атак и контратак, сообщает биограф Гюнтера, французы остались хозяевами леса и одержали верх над отрядом Гюнтера, но потеряли при этом лучших своих солдат. Нассау, поскольку "не получил помощи от главных имперских сил, был также разгромлен, а его полк полностью погиб, подразделение пехоты было также частично уничтожено". Представляется, что в особенности французская артиллерия нанесла немцам большие потери, о чем в биографии Гюнтера отчетливо сказано, что "если бы не французы не использовали столь сокрушительно свои тяжелый орудия, то граф Гюнтер в этот раз одержал для Императора полную викторию, когда он, словно храбрый и неустрашимый лев, атаковал неприятеля так, привел того в немалое изумление и ужас."

Написанный на латыни отчет о бое при Ренти, автор которого, некий Базиликус Мархетус (Basilicus Marchetus), выступает как очевидец и участник, в форме диалога между Геркулесом и Нестором представляет бой как полностью неудачный для французов. Вначале Нестор говорит, что немецкая армия вторглась во Францию, в течение 14 дней опустошало ее огнем и мечом, после чего Император в ходе экспедиции подступил у Ренти к французам на расстояние около четверти мили и устроил невдалеке от них сильно укрепленный лагерь. Затем до момента отступления французов из обсуждаемого выше леса он повел бой примерно так, как об этом рассказывает Таванн. Однако затем Мархетус сообщает, что французам от перебежчика стало известно, что в атаке участвовали лишь триста черных рейтаров с одним батальоном пехоты и некоторым количеством стрелков, после чего французы перешли в наступление всеми своими силами. Граф Гюнтер, как только распознал намерение французов атаковать его сильно выдвинувшихся вперед стрелков, отдал следующий приказ сообразно обстановке и условиям местности. Он сам возглавил центр, находясь в первом ряду; правым крылом командовал Базиликус Мархетус, офицер греческого происхождения и наш репортер; левым крылом руководил Хуго фон Шюнберг. Немцы быстро двинулись на помощь стрелкам, с криками храбро обрушились на квадратный боевой порядок французской кавалерии и обратили ее в бегство. При этом, как рассказывает Базиликус Мархетус, французы падали с коней подобно незрелым яблокам. Вторая атака, предпринятая французами, согласно данному автору отчета, также завершилась для них плохо. Однако затем вся французская кавалерия одновременно двинулась на отряд Шварцбурга, и тот, будучи измотан боем и не имея времени перезарядить оружие, был отброшен. Французская пехота при этом ужасающим образом убила нескольких имперцев, после чего заняла прежние позиции. На вопрос Геркулеса, многие ли пали в этом бою, Нестор отвечает, что со стороны французов погибли многие, однако он говорит лишь о 14 черных рейтарах, погибших от полученных с честью ран, и это число даже выше того, что приводит биограф Гюнтера.

(* Продолжение следует *)

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Последний довод королей

главная