Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:01 

"Флаги наших врагов"

Лорд Гуан
Non sufficit orbis
Их (равно как и разной прочей кэртианской дребедени) на этой площадке держать не планировалось, но пару исключений я, пожалуй, себе все же позволю.

Начну с очередного эпизода из истории Двадцатилетней войны.







Неудивительно, что кэналлиец Алонсо Алва и уроженец Черной Алати Балинт Мекчеи спелись и с наслаждением принялись трясти империю и ее союзников. В Черной Алати до сих пор поют об их похождениях, путая древние предания с действительными событиями.

(с) В. Камша "Лик победы"

Забавное же заключалось в том, что те самые мгновения, которые не упустили гайифские мушкетеры, им подарили замковые прачки. Хозяйственные постройки при замке располагались ярусами по склону горы, и где-то на середине склона на головы мчавшимся «барсам» было опрокинуто несколько чанов с бельем. Заминка, когда незваные гости выпутывались из-под простыней со скатертями, и оказалась решающей.

(с) В. Камша "Синий взгляд смерти"

Ах, как долго, долго едем!
Как трудна в горах дорога!
Чуть видны вдали хребты туманной сьерры.
Ах, как тихо, тихо в мире!
Лишь порою из-под мула,
Прошумев, сорвется в бездну камень серый.


(с) Новелла Матвеева


- Ну вот, господа, мы и приехали, - объявил Ламброс. - Дальше за перевалом начинается плато Гвадаррама. Алатская территория. Вон там мы станем лагерем, - Ламброс указал на возвышающееся возле перевала массивное строение, сложенное из крупных блоков зеленовато-серого камня.

- А что это за сооружение такое чудное? - удивленно спросил Фуэнаслданья. - Я ожидал увидеть здесь пограничную заставу, форт, в крайнем случае какую-нибудь башню с частоколом.

- Это - прачечная, - ответил Ламброс.

Теперь удивились и все остальные.

- В каком смысле - прачечная?

- В самом прямом, - улыбнулся Ламброс. - Здесь белье стирают. В этих горах на перевалах часто встречаются горячие источники, вот местные жители и устраивают в таких местах свои прачечные. Со всех окрестных деревень сюда белье возят.

Фуэнаслданья бросил взгляд на увенчанный эсперой высокий монумент, установленный на скале возле перевала.

- Так что же ... это, значит и есть та самая знаменитая гвадаррамская прачечная? - спросил он.

- Она самая, - подтвердил Ламброс.

- Простите, а чем она знаменита? - поинтересовался Эльгато. - Наверное, с ней связана какая-нибудь местная героическая легенда?

- Это произошло в самый разгар Двадцатилетней войны, - начал свой рассказ Ламброс. - После того, как Алонсо Алва и Балинт Мекчеи внезапным ударом взяли Крион, они к своему величайшему расстройству обнаружили, что на земле Уэрты им воевать больше не с кем. И тогда, опьяненные успехом, они задумали еще более дерзкое предприятие. Теперь их целью оказалась ни много ни мало столица Империи. Надо сказать, момент для нападения был выбран удачно. Северная армия Империи увязла в многолетней кампании в районе Каделы, потрепанный в боях уэртский экспедиционный корпус Гайифы отступал к Наренте, а новая резервная армия, еще не закончившая формирование, прикрывала наши восточные рубежи. Перевалы на алатской границе не считались особо опасным направлением, и для их прикрытия и защиты всей прилегающей горной территории в распоряжении генерала Делоржа оказалось всего четыре тысячи солдат регулярной армии и пара тысяч ополченцев из местных жителей. Слабостью имперской обороны на этом участке и решили воспользоваться Алва с Балинтом. Их объединенная армия ускоренным маршем по горным дорогам двинулась прямо на Паону. Но прошло несколько дней, и дали о себе знать обычные на любой войне явления, которые фельдмаршал Пфейхтайер очень метко назвал "фрикциями". Армия вторжения растянулась на многие лиги, и тогда горящий нетерпением Алва предложил совершить бросок к границе с небольшим, но мобильным авангардом, не дожидаясь подхода основных сил. Разумеется, Балинт радостно согласился, и еще через несколько дней союзный авангард в составе гвардейского полка алатских гусар, легкой бригады алатских горных стрелков и пары батальонов талигойских конных мушкетер пересек плато Гвадаррама и приблизился к гайифской границе. Соберано и господарь лично отправились на разведку. Таково было их презрение к противнику, что они не сочли нужным взять с собой никаких сил кроме гвардейских гусар Балинта, оставив прочие части авангарда позади на расстоянии в половину дневного перехода. И вот на пути наших героев возникла эта самая прачечная.

Тут Ламброс вытер пот со лба, сделал два больших глотка из своей походной фляги и после небольшой паузы продолжил.

- В прачечной в это время размещались две компании гайифских мушкетер, которых на всякий случай оставил там Делорж. Мушкетеры занимались тем, чем обычно занимаются солдаты в их положении: скучали, играли в кости и волочились за прачками. В целях маскировки Делорж приказал прачечной продолжать работать как прежде. К чести наших мушкетер надо сказать, что караульная служба у них была поставлена неплохо, и о приближении большого конного отряда с алатской стороны они узнали заранее. Всех некомбатантов немедленно отослали в ближайшую деревню, а солдаты затаились, укрывшись за толстыми стенами прачечной и среди окрестных скал. На перевале все стихло, лишь ветер шумел, развевая вывешенное для просушки белье. После краткого совещания Алва и Балинт послали вперед гусарского хорунжего. Тот лихо прогарцевал к прачечной, постучал в дубовые ворота рукоятью нагайки и вальяжно спросил: "Алло, это прачечная?" Гайифские мушкетеры дружно ответили ... то, что по уставу положено отвечать в таких случаях, после чего дали залп из всех стволов. Опешивший от такого коварства господарь Балинт немедленно приказал гусарам первого эскадрона своей гвардии атаковать, что те не замедлили исполнить. Надо полагать, сияющие на солнце латы, роскошные плюмажи на шлемах, барсовы шкуры, крылья за спиною, реющие на ветру хоругви с Разрубленным Змеем представляли собой блистательное зрелище. Увы, гайифских солдат выступление алатских витязей не впечатлило, и они встретили атаку сосредоточенными мушкетными залпами и картечью из двух имевшихся при них трехфунтовых орудий. "Это великолепно, но это не война" - сказал впоследствии Делорж, когда ему доложили о ходе этого боя. В тот день алатские гусары атаковали семь раз, но им так и не удалось прорваться на другую сторону перевала. Наконец к вечеру, когда в блестящем полку осталась в строю едва ли треть личного состава, Алва и Балинт неохотно приказали отойти и дожидаться подхода основной части авангарда. Авангард прибыл на следующее утро, и еще день ушел на устройство правильного штурма прачечной. Лобовые атаки талигойской пехоты ничего не дали, и лишь после того как еще через день алатские стрелки по горным тропинкам обошли героическую прачечную с флангов, неприятелю удалось ворваться в эту твердыню Империи. В плен из ее защитников не попал никто. Оборона прачечной задержала неприятельское вторжение почти на три дня, что позволило генералу Делоржу сосредоточить свои силы. Ну, а дальше была кампания Делоржа в горах Сьерра-дель-Гата, которая позже вошла во все учебники по военному искусству, и о которой в Черной Алати не слагают песен ...

URL
Комментарии
2013-07-26 в 01:52 

Оберефрейтор
Our pride it is to know no spur of pride (с)
:)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Последний довод королей

главная