Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:13 

Non sufficit orbis ...

Non sufficit orbis




03:29 

Внезапно ...

Non sufficit orbis
... выяснилось, что фирма Хьюлетт-Паккард как-то незаметно (для меня) открыла портал с текстами старых книжек.

Вот его адрес: www.bookprep.com/

Причем там написано, что книжки можно не только читать с экрана, но и по сравнительно умеренным ценам заказывать копии через Амазон (правда, пока это касается не всех книг, так как сервис еще находится в стадии разработки).

Разнообразие пока не такое, как у Гугла, но есть некоторые известные мне интересные тексты, которые я пока в электронной форме в Сети не встречал (это хорошо, так как избавляет меня от утомительной необходимости тащиться с фотоаппаратом в библиотеку и там на коленке фотографировать вот хоть ту же диссертацию про Сен-Кантен и Гравелин).

Кроме того, есть некоторые английские книги по военной истории, с которыми я пока не сталкивался (не знаю, может, искал плохо). В частности, вот толстая книжка про Конде авторства Эвелин Шарлотт Годли:

www.bookprep.com/book/uc1.b3437743

Я навскидку прочел несколько страниц из главы про Рокруа - выглядит очень неплохо (как минимум не хуже Доджа, есть даже отличные военные карты, правда, очень маленькие).

01:56 

Ричард бы никогда ...

Non sufficit orbis
По мотивам одного частного обсуждения: о статье Е. Д. Браун "Ричард III и "принцы в Тауэре": рождение легенды" ("Одиссей: человек в истории". - Предательство: опыт исторического анализа. М.: Наука, 2013.); электронная версия - здесь.

В статье автор утверждает, в частности, что что до конца первого десятилетия 16-го века Ричарда предателем не называли, и соответственно, легенда о его предательстве постепенно сложилась в более позднее время. Это утверждение ув. Е. Браун основывает, в частности, на анализе двух основных документальных свидетельств, оставленных современниками: Кройлендской хроники и записей Доминика Манчини.

В частности, автор утверждает:

"... как и Манчини, кройлендский хронист не находил в действиях короля ничего, выходящего за рамки привычного порядка вещей. Он не называл Ричарда III ни предателем, ни узурпатором."

Я не знаю, как надо читать Кройлендскую хронику, чтобы не увидеть там, например, такого (жирный шрифт везде мой):

"From this day, these dukes acted no longer in secret, but openly manifested their intentions. For, having summoned armed men, in fearful and unheard-of numbers, from the north, Wales, and all other parts then subject to them, the said Protector Richard assumed the government of the kingdom, with the title of King, on the twentieth day of the aforesaid month of June; on the same day, at the great Hall of Westminster, obtruded himself into the marble chair. The colour for this act of usurpation, and his thus taking possession of the throne was the following: -- It was set forth, by way of prayer, in an address in a certain roll of parchment, that the sons of king Edward were bastards, on the ground that he had contracted a marriage with one lady Eleanor Boteler, before his marriage to queen Elizabeth; and to which, the blood of his other brother, George, duke of Clarence, had been attainted; so that, at the present time, no certain and uncorrupted lineal blood could be found of Richard duke of York, except in the person of the said Richard, duke of Gloucester. For which reason, he was entreated, at the end of the said roll, on the part of lords and commons of the realm, to assume his lawful rights."

А труд Манчини, как известно, в английском переводе вообще называется "The Usurpation of Richard the Third".

И далее ув. Е. Браун нишет:

"Иными словами, в глазах непосредственных современников событий Ричард III не был государственным изменником, а его действия имели хотя бы видимость законности."

Увы, у автора Кройлендской хроники не идет речи даже о видимости:

"The lord Hastings, on the thirteenth day of the month of June, being the sixth day of the week, on coming to the Tower to join the council, was, by order of the Protector, beheaded. Two distinguished preplates, also, Thomas, archbishop of York, and John, bishop of Ely, being out of respect for their order, held exempt from captial punishment, were carried prisoners to different castles in Wales. The three strongest supporters of the new king being thus removed without judgment or justice, and all the rest of his faithful subjects fearing the like treatment, the two dukes did thenceforth just as they pleased."

И далее:

"These multitudes of people, accordingly, making a descent from the north to the south, under the especial conduct and guidance of Sir Richard Ratcliffe; on their arrival at the town of Pomfret, by command of the said Richard Ratcliffe, and without any form of trial being observed, Antony, earl of Rivers, Richard Grey, his nephew, and Thomas Vaughan, an aged knight, were, in presence of these people, beheaded. This was the second innocent blood which was shed on the occasion of this sudden change."

Мне совершенно непонятно, как, автор, будучи историком, сумела проигнорировать неудобные ей фрагменты исторической хроники.

Вообще, автору не мешало бы определиться с терминами, поскольку, с одной стороны, у нее написано:

"Фактически в словаре XV в. предательство было равнозначно заговору, мятежу или иному посягательству на авторитет законных властей."

а с другой:

"Однако до конца первого десятилетия XVI в. Ричарда III предателем не называли, его действия осмысливались не как предательство (государственная измена), а как узурпация."

Мне одному кажется, что узурпация - это как раз и есть посягательство на авторитет законных властей?

И уже совсем непонятно, как можно писать, что до конца первого десятилетия 16-го века Ричарда предателем не называли, если парламентский акт 1485 года недвусмысленно говорит про:

"... the unnatural, mischievous, and great perjuries, treasons, homicides, and murders in shedding of infants' blood, with many other wrongs, odious offences, and abominations against God and man, and in especial our sovereign lord, committed by Richard, late duke of Gloucester, calling and naming himself, by usurpation, king Richard III ..."

Разумеется, сей акт составлен по воле Генриха Седьмого, и главным предательским преступлением там названо вооруженное сопротивление ему, любимому, однако того факта, что современники называли Ричарда и предателем, и узупратором задолго до наступления 16-го века, это не отменяет.

Все же хотелось бы в отечественных публикациях такого рода видеть более аккуратный анализ источников, тем более, что речь в данном случае идет не о каких-то малоизученных текстах, а об основных документах, которые по идее любой исследователь должен знать во всех деталях.

З.Ы. Кстати, должен сказать, что по моему мнению данная статья очень сильно уступает по уровню работам англоязычных почитателей Ричарда Третьего. В моем личном рейтинге подобной литературы безусловное первое место занимает совершенно феерическая книжка Эннет Карсон (Annette Carson) "Richard III: The Maligned King", рекомендованная к чтению Обществом Ричарда Третьего как "essential reading for all established and budding Ricardians" (возможно, когда-нибудь я расскажу об этой книжке подробнее).

00:24 

Рошфор, с Днем Рождения!

Non sufficit orbis
Лучше поздно, чем вовремя. :beer:

Принимайте подарок (с продолжением).





Сражение при Гравелин

(13 июля 1558)


Вторжение французов в западную Фландрию

Испанцы более не затевали крупных предприятий после своей победы при Сент-Квентин и падения этого города, и Генрих Второй получил возможность до конца года вновь привести свою армию в боеспособное состояние. Герцог де Гиз с французской армией возвратился из Италии, принял верховное командование над всеми вооруженными силами и захватил в начале 1558 года инициативу, когда после ряда отвлекающих маневров внезапно подступил к Кале, осадил этот находившийся во владении англичан город и захватил его 5 января 1558. Этим он лишил бриттов их последнего владения на французской земле. Он, однако, не удовольствовался этим успехом, но разделил свою армию, одна часть которой под командованием Невера осталась в районе Арденн, в то время как сам Гиз с другой частью проследовал через Люксембург, там нанес испанцам значительный ущерб и в июле осадил и захватил город Тионвиль (Диденхофен).

В Кале с небольшой армией оставался генерал де Терме, который в июне получил приказ Гиза вторгнуться в западную Фландрию, там разграбить важнейшие города и затем соединиться с основными силами французов, которые после захвата Тионвиля грабили Люксембург и продвигались через графство Намюр. В конце июня Терме выступил из Кале, повернул вначале на восток, прошел вдоль берега мимо городка Гравелин на Дюнкерк и сходу захватил этот слабо защищенный город. Оттуда он послал гонцов к королю Генриху узнать, следует ли ему укрепить Дюнкерк. В то же время он предпринял грабительские рейды в округе, разграбил и разрушил находившийся в 8 километрах к юго-юго-востоку от Дюнкерка городок Берг, нещадно обложил данью сельскую местность и постепенно взял столько добычи, что ему пришлось отправить ее под сильной охраной в Кале. Позаботившись об этом, он решил послать основные силы армии под командованием генералов де Сенарпон и де Вильбон против Гравелин, чтобы осадить этот город. Сам он страдал подагрой и намеревался остаться в Дюнкерке с двумя компаниями пехоты, чтобы, в соответствии с полученным к тому временем приказом короля, укрепить город. Оба генерала выступили 10 июля в направлении Гравелин.


Эгмонт приходит на помощь

В то время как развивались эти события, известия о бесчинствах французов достигли штаб-квартиры испанцев, и герцог Савойский, который не мог выступить сам, поскольку был занят герцогом де Гиз, послал графа Эгмонта, губернатора Фландрии, чтобы положить конец грабежам. Он дал ему небольшое количество войск и приказал использовать для подкрепления компании, размещенные в городах Фландрии. Эгмонт двинулся ускоренным маршем, по пути взял с собой гарнизоны Бетюн, Сент-Омер, Эр и Бурбург и в итоге занял позиции около Гравелин, где он также присоединил к своим войскам компанию г-на де Биньикур. Кроме того, за ним последовало большой количество крестьян, объединившихся, чтобы вернуть себе награбленное французами имущество или отомстить за свои потери.

В то время, как Эгмонт находился в Гравелин, к городу подступила французская армия, оставаясь, однако, вне дальности выстрела, поскольку не ожидала встретить столь сильный гарнизон. Вильбон немедленно послал гонцов в Дюнкерк, чтобы уведомить Терме, что считает немедленную атаку города нецелесообразной. На следующий день (12 июля) к Терме прибыл второй гонец и сообщил, что испанская армия покинула Гравелин и на расстоянии выстрела от французской армии между Гравелин и морем устроила укрепленный лагерь. Маршал немедленно осознал серьезность обстановки, невзирая на подагру сел на коня, приказал двум остающимся в Дюнкерке компаниям разрушить город и затем отступить к Кале, после чего поскакал вдоль берега и уже в тот же вечер прибыл к своим войскам при Гравелин.

(* Продолжение следует *)

02:08 

Сатрапы такие сатрапы ...

Non sufficit orbis
"At the beginning of the spring of 492, Mardonios left Susa for the coast, traveling more that 1,000 miles in perhaps two months. After assembling an army and a fleet in Cilicia, he went by ship to the Hellespont while subordinate commanders marched by land. He needed two or three weeks to sail approximately 600 miles to Miletus. As he proceeded up the Ionian coast, Mardonios stopped at the Greek cities, deposed the tyrants, and established democracies. Exactly how long this took we do not know, but the army needed at least six to eight weeks to walk from Cilicia to the Hellespont. It might have been mid-July or even early August before the joint forces crossed to Europe."


С тех пор прошло две с половиной тысячи лет, а как современно все звучит ...

01:55 

Найханчи ката

Non sufficit orbis
Это - одна из самых традиционных и в то же время - одна из самых дурацких с виду окинавских ката (закадровый нарратив следующего клипа можно не слушать, он традиционно неинформативен):





Ката внешне очень простая, в некоторых старых окинавских системах с нее начиналось обучение. Незамысловатый набор странных движений может не вызвать у зрителя ничего, кроме недоумения - и тем не менее многие традиционные мастера, авторитет которых не вызывает сомнений, считают, что в этой ката закодирована вполне себе практическая и довольно эффективная боевая система. Как это понимать?

Стандартная интерпретация (т. н. "бункай") найханчи ката (вероятно, взятая из того же видео, что и первый клип) бессмысленна чуть менее, чем полностью:





Я не стану тратить время на критику этого креатива (к тому же атакующий товарищ, который замирает после первой атаки и дальше позволяет делать с собой все, что угодно, во многом лишает подобную критику смысла), отмечу лишь, что в опубликованных материалах по современному карате таких "интерпретаций" встречается овердофига. Собственно, подобные интерпретации и являются одной из основных причин деградации ката в современном карате и их дискредитации в современных боевых искусствах. В самом деле, те банальные приложения, что демонстирируют товарищи во втором клипе, вообще не стоят того, чтобы ради них придумывать какие-то там ката.

Я не могу сказать, почему многие вполне себе традиционные мастера с удручающим постоянством публикуют такую белиберду. Сомневаюсь, что дело в пресловутой восточной любви к секретам - скорее всего, исходная интерпретация была в свое время честно утрачена. Как обычно в таких случаях, на помощь приходит реконструкция. Она дает пусть и небесспорный и наверняка неполный, но значительно более правдоподобный вариант интерпретации. Вот один хороший (и, к сожалению, весьма краткий) пример подобной реконструкции применительно к данной ката (обратите внимание, как анализ всего лишь трех движений разворачивается в последовательную систему, и сколько информации удается при этом извлечь):



00:03 

Столетняя война ... в Марокко

Non sufficit orbis
Weston F. Cook, Jr. "The Hundred Years War for Morocco. Gunpowder and the Military Revolution in the Early Modern Muslim World".

Книга о том, как марокканцы в течение ста лет (1472-1580) отражали агрессию португальцев и османов, не забывая при этом вести внутреннюю гражданскую войну.

Вот с чего надо было писать историю Зегины и гайифского продвижения на востоке Багряных Земель.

23:29 

Дедушка русского флота

Non sufficit orbis


Сторожевой корабль "Сметливый" Черноморского флота (фото А.Бричевский, 19 ноября 2011 г.)


В настоящее время сторожит Сирию в составе группировки российского флота на Средиземном море.

Если справочники не врут, спущен на воду в 1967, введен в строй в 1969.

02:05 

Счастливейшая Армада

Non sufficit orbis
Сейчас в акватории Средиземного моря находятся 10 российских боевых кораблей: большие десантные корабли «Пересвет», «Адмирал Невельской», «Минск», «Новочеркасск», «Александр Шабалин», большой противолодочный корабль «Адмирал Пантелеев» и сторожевой корабль «Неустрашимый». В состав группировки также вошли гвардейский сторожевой корабль «Сметливый», большой десантный корабль «Николай Фильченков» и гвардейский ракетный крейсер «Москва» . Кроме российских кораблей в регионе находятся французский фрегат «Шевалье Поль» – один из самых современных во французском флоте, пять американских эсминцев, оснащенных крылатыми ракетами, группа кораблей в составе авианосца «Гарри Трумэн», ракетных крейсеров «Геттисберг» и «Сан-Хасинто» и двух эсминцев, а также авианосец «Нимиц».


Похоже, российский флот делает ставку на абордажную тактику ...

00:50 

О боевых и сценических искусствах

Non sufficit orbis
Рассуждение человека, который в теме:

www.thearma.org/essays/twain.htm

00:19 

Информация к размышлению

Non sufficit orbis
Александр Витальевич Малов, работы о русской армии 17-го века.

"Московские выборные полки солдатского строя в начальный период своей истории 1656 - 1671 гг."

iriran.ru/sites/default/files/Malov_Viborn_polk...

"Конница нового строя в русской армии в 1630 - 1680-е годы"

www.reenactor.ru/ARH/PDF/Malov_00.pdf

(Об авторе: iriran.ru/?q=malov)

17:43 

Традиционные европейские ката?

Non sufficit orbis
Почему-то обычно считается, что формализованные последовательности движений с оружием или без, известные как "ката" на Окинаве и в Японии, "таолу" в Китае или "пхумсэ" в Корее, являются исключительным атрибутом восточных боевых систем. В деталях мнения часто расходятся: одни утверждают, что только восточные мастера смогли достичь такой глубины в постижении истинной сущности воинских искусств, другие убеждены в том, что практичные европейцы никогда не стали бы тратить время на такую отвлеченную от реальности и абсолютно бесполезную дребедень, как ката. Эти рассуждения часто подкрепляются доводами о принципиально различных культуре, мировоззрении и образе мышления (а временами - даже и о различной физической конституции) людей Востока и Запада.

Мне эти взгляды всегда представлялись весьма спорными, и я очень обрадовался, когда несколько лет назад наткнулся на изданную в 1617 году немецкую книгу под названием "Фигурное владение пикой" ("Künstliche Picquen-Handlung"), содержащую подробное описание комплекса упражнений с оружием, ничем принципиально не отличающегося от восточных ката. Причем (внезапно!) автором данной книги оказался ни кто иной, как Иоганн Якоби фон Вальхаузен - автор широко известных трактатов по кавалерийской и пехотной тактике (между прочим, пехотный трактат был при царе Алексее Михайловиче переведен на русский язык и под названием "Учение и хитрость ратнаго строения пехотных людей" служил в русской армии чем-то вроде боевого устава).

Выглядела эта европейская ката примерно так:








... ну и так далее, комплекс довольно длинный, а в какой-то момент товарищу становится неинтересно орудовать одной лишь шестиметровой пикой, тогда он извлекает из ножен еще и клинок и начинает размахивать обоими видами оружия одновременно. И все это, надо полагать, практиковалось всего лишь за год до начала Тридцатилетней войны.

Сейчас стараниями библиотеки в Дрездене (за что библиотеке огромные респект и благодарность) сия книга стала доступна в Сети:

digital.slub-dresden.de/werkansicht/dlf/58346/1...

По этому адресу ее можно скачать в формате PDF:

digital.slub-dresden.de/fileadmin/data/27735646...

15:38 

Я убью тебя, лодочник!

Non sufficit orbis
Речное кунгфу ...



01:44 

Анри д_Ор, добро пожаловать!

Non sufficit orbis

01:40 

Мордекай Хеллер, добро пожаловать!

Non sufficit orbis

00:50 

Запасной аэродромчик, с Днем Рождения!

Non sufficit orbis
Пацаны с раёна Герои Ляншаньбо (по случаю праздника переодетые самураями) присоединяются:









(* Еще герои - здесь *)

01:32 

Да, как-то так и есть ...

Non sufficit orbis
Ну что ж. Я бы предположила, что твоё участие в каких-либо агрессивных действиях можно заподозрить по следам… табуретки и ей подобных объектов.
Только не смейся, но это самый пацифистский из вариантов. Подразумевает же, что оружия с собой не носишь! Или так уж не любишь применять…

Думаю, знакомые с твоим стилем легко его распознают. «Здесь, наверное, был N…» чаще всего обозначает последствия классической потасовки кого-то вроде… кгхм… ну, северных викингов. Всё по списку: от битой посуды и высаженных окон до обрушенных строительных конструкций.

Результат для любителей… ну, скажем так, искренних чувств и запоминающихся моментов… или просто для вынужденных в данный момент вести себя очень сдержанно в реальном мире;)

image
Пройти тест

00:51 

День рождения, говорите ...

Non sufficit orbis
:bayan:, я предупредил ...

-------------------------------------------------------------------------------


Вместо пролога

Пронзительный сигнал тревоги разорвал утреннюю тишину в лагере французов у ворот Порта Репентита, что в северо-западном углу старинного парка. Разбуженные столь бесцеремонным образом французские аристократы, зевая и богохульствуя, поспешно покидали свои шатры.

Не успели стихнуть звуки тревоги, как загремели двенадцать орудий французской батареи, расположенной на окраине лагеря. Пушкари вели огонь по странным движущимся теням, едва различимым в густом утреннем тумане на расстоянии в четыреста шагов.

Прошло еще несколько минут, и замешательство в лагере французов сменилось бурной активностью. Сновали пажи и оруженосцы, облачая своих сюзеренов в боевые доспехи, подводя им огромных боевых коней, помогая кавалеристам сесть в седло и подавая им тяжелые боевые копья.

Облачение в полный боевой доспех занимает не менее получаса, поэтому, несмотря на полезную привычку французов спать одетыми, часы в замке Мирабелло пробили семь, когда жандармы [1], изготовившись к бою, выстроились на лугу с юго-восточной стороны лагеря.

"Сир, гасконские стрелки готовы к бою!" - тоном настоящего джентльмена сообщил Ричард де Ла Поль, герцог Суффолкский.

"Сир, ландскнехты Черной Бригады готовы к бою!" - вторил ему Франсуа, герцог Лотарингский.

Король снисходительно улыбнулся:

"Не утруждайте себя, господа. Пехота мне сегодня не понадобится. Не пройдет и получаса, как мы втопчем этих бездельников в конский навоз. Приглашаю всех на завтрак ровно в восемь".

"Артиллерия, прекратить огонь! Кавалерия - вперед!"

900 копий [2] тяжелой кавалерии, атакующие в сомкнутом строю - зрелище не для слабонервных. Постепенно ускоряя шаг, французы преодолели несколько сотен метров, отделявших их от неприятеля, и на полном ходу врезались в ряды имперской конницы. Удар был страшным. 500 испанских легких кавалеристов и 400 копий испанской тяжелой кавалерии были сметены в мгновение ока.

Преследуя бегущих имперцев, жандармы проскакали еще около 600 шагов и наконец достигли опушки леса. Как это всегда бывает после успешного кавалерийского удара, французы потеряли скорость, их строй смешался. К тому же и почва под копытами тяжелых боевых коней чем-то напоминала неглубокое болото. Однако, какое все это имело значение? Основные силы испанской конницы, непонятно как и зачем оказавшиеся в этом углу парка, полностью разгромлены, да и на что вообще могли рассчитывать эти лопухи, забравшись так далеко от главного имперского лагеря?

Король улыбнулся скакавшему рядом графу де Фуа:

"Поздравьте меня, сьер де Леско! Отныне я - герцог Милана".

"Неплохой подарочек ко дню рождения!" - пошутил в ответ маршал.


---------


[1] Жандармы - французская тяжелая кавалерия.

[2] Копье - подразделение французской тяжелой кавалерии. В состав копья входит один тяжело вооруженный всадник (жандарм), обычно аристократического происхождения, два "стрелка" (на самом деле - тяжело вооруженные всадники, по вооружению почти не уступающие жандармам), один "кустилье" (легко вооруженный всадник, предназначенный для добивания врагов, спешенных и обезоруженных тяжелыми кавалеристами), один оруженосец и один паж. Оруженосцы и пажи в бою не участвуют, таким образом в одно копье входят 4 комбатанта. В бою тяжелая кавалерия строится в четыре ряда; первый ряд занимает элитная жандармская кавалерия, два следующих ряда - "стрелки", в тылу размещаются "кустилье". Таким образом, численность французской кавалерии в этом бою составляла 3600 человек. Тактической единицей тяжелой кавалерии является "компания" в 100 копий. В этом бою, однако, французы атаковали единым строем, без разделения на компании.

00:40 

Просто так

Non sufficit orbis

02:14 

Бой при Ренти

Non sufficit orbis
Информация к размышлению по мотивам одной очень старой дискуссии, начало которой положила эта цитата:


Император Карл V не отставал от своих французских соперников в деле усовершенствования полевых пушек. Он ввел лафетные передки, превратив, таким образом, двухколесное орудие, на время его передвижения, в четырехколесную тележку, могущую двигаться более быстрым аллюром и преодолевать неровности почвы. Таким образом, в сражении при Реми в 1554 г. эти легкие пушки могли двигаться галопом.

(с) Ф. Энгельс


Очевидно, что классик в данном случае неправ - галопом легкие пушки начнут двигаться значительно позже. Однако мне стало интересно: а все же что такого примечательного произошло в 1554 году возле замка Ренти в Артуа? Оказывается, на этот счет существует несколько различных версий. Разобраться в них пытается майор Хайнрих фон Брандт, автор книжки "История военного искусства", изданной в 1835 году в Берлине Обществом прусских офицеров.

Вот отрывок из этой книжки в моем собственном переводе (будет публиковаться с продолжением, потому что много букв).


------------------------------------------------


Бой при Ренти (13 авг. 1553) [1] в отношении тактики представляет собой скорее шаг назад, нежели продвижение вперед. Король Генрих Второй после длительных и довольно бесцельных маневров со значительной армией с некоторого времени осаждал Ренти, чтобы разрушить этот замок, доставлявший немалые неприятности в окрестностях Булони. В его армии служили наиболее прославленные офицеры того времени: Монморанси, Гиз, Омаль, Таванн и другие. Карл Пятый прибыл для снятия осады с армией примерно такой же численности, в которой находились герцог Савойский, Фердинанд Гонзага и многие другие прославленные воины. 12 августа он сблизился с французской армией на расстояние примерно в одну французскую милю и встал лагерем возле Ла Марк, полный решимости как можно скорее привести дело к развязке. Обе армии разделял лишь лес, лежавший на склоне горы и занятый французами. Как мы можем узнать из мемуаров Гийома де Сольс сьера Таванна, там располагался г-н де Гиз с 300 французскими аркебузирами и некоторым количеством латной пехоты. В полдень он заметил приближающийся отряд испанцев. Они, однако, были принуждены к отступлению. В полдень следующего дня, после того, как рассеялся густой туман, долгое время стоявший над позициями, Гиз снова подвергся атаке трех отрядов испанских аркебузир, поддержанных пикинерами и тремя большими отрядами кавалерии. Два отряда испанцев атаковали лес с фланга, а третий - во фронт. Этот последний отряд поддерживали упомянутые войска: один отряд испанцев, два отряда немецких рейтаров (Pistolier), два батальона ландскнехтов и около 7-8 орудий. Как только во французском лагере получили это сообщение об этом, вся армия была поднята по тревоге, однако без ослабления французских сторожевых постов. Но поскольку герцог Гиз не получил подкрепления достаточно своевременно, он отступил к подножью склона, на котором под прикрытием леса располагалась армия. Имперцы в это время захватили лес, однако вскоре их атаковали прибывшие на помощь кавалерия г-на Гиза, г-на Таванна и полк шевольжеров де Немур. За ними тут же последовали сильная колонна французской пехоты и 4 полка французских жандармов, занявшие саму высоту, в то время как корпус швейцарцев и ландскнехтов, а также легкая кавалерия г-на Омаль выдвинулись на его склоны слева, а корпус шотландцев - справа на окраину леса. Вероятно, немцы совершенно не заметили, как их обошли с фланга. Основные силы французской армии под командованием короля ... поддержали этот маневр и спустились на равнину. Гиз лично предпринял первую атаку с шевольжерами г-на де Немур, в то время как собственные эскадроны Таванн и Гиза играли роль резерва. Однако немцы под командованием графов Гюнтера фон Шварцбург и фон Нассау встретили атаку настолько храбро, что французы были вскоре отброшены. Однако, по-видимому, оба командира при этом ослабили бдительность, после чего Таванн увидел благоприятную возможность для атаки. Как сообщают мемуары Гийома де Сольс, он их атаковал, опрокинул, одновременно расстроил ряды пеших стрелков, немало докучавших французам, и также обратил их в бегство. Также и г-н де Гиз, которого сопровождали принц Феррара и другие высшие офицеры, обеспечил исход этого боя, бросил свой эскадрон против немецкой кавалерии и пехоты, еще оказывающих сопротивление, и в беспорядке их отбросил. Испанские кавалеристы вместе с теми из испанских аркебузир, которые искали спасения в их рядах, попытались противостоять победоносному неприятелю, однако атака герцога де Невер заставила их отступить. Вместе с ними немецкие рейтары обратились в бегство, оставив французам поле боя и 8 орудий. Карл, видя неблагоприятный исход этого боя, предпочел прервать сражение, нежели продолжать его при столь невыгодных обстоятельствах. Король Генрих, со своей стороны, нашел столь же нежелательной попытку атаковать сильные позиции Карла возле Ла Марк и удовлетворился тем, что наградил своих офицеров, в особенности Таванна, и вскоре после этого, опустошив местность на расстоянии до 3 миль от Брюсселя, прекратил осаду.


[1] По всей видимости, это опечатка в исходном тексте. Известные мне другие источники сходятся на том, что бой имел место в 1554 году. (- Л. Г.)





(* Продолжение следует ... *)

Последний довод королей

главная